Поиск

От вотчин к пенсиям: государственные реформы в России XVIII в.

От вотчин к пенсиям: государственные реформы в России XVIII в.

От вотчин к пенсиям: государственные реформы в России XVIII в.


Поместное и вотчинное землевладение, выполнив свою роль в период укрепления  Русского царства, в начале 18 века постепенно были вытеснены денежными формами жалования — прежде всего военным и гражданским чинам. 

Уже в конце века круг получателей пенсий в Российской империи был расширен. Существенно снизился порог пенсионной выслуги. Возросли расходы на содержание отставных и нетрудоспособных служащих. Постепенно стирались сословные границы при назначении денежных пенсий по старости, инвалидности или потере кормильца. Уже к концу 18 века пенсии из казны будут получать подавляющее большинство военных и служащих государственных учреждений. 

Начало регулярного пенсионного обеспечения в России относят к эпохе Петра Великого. А первым пенсионным законом принято считать положения из «Устава Морского Русского Военного Флота» от 13 января 1720 года. 

Стоит подчеркнуть, что это лишь одна из многих версий. Так же, как не существует до сих пор единого мнения по поводу приоритетной роли Петра I в становлении пенсионного права в России. В других формах и иных определениях, но традиция государственного покровительства отставным и нетрудоспособным  государевым слугам существовала задолго до петровских реформ... 

С другой стороны, только в 18 веке, при царе-реформаторе, слово «пенсия» (в значении особой денежной выплаты царским служащим) вошло в язык государственных циркуляров и обиходную русскую речь. Но не из латыни, как во всех европейских языках, а уже из французского, где pension - значит «платеж». 

Также впервые при Петре I была создана регулярная система денежных выплат раненым офицерам и инвалидам, получившим увечья в ходе военных кампаний. 

Практика оказания дополнительной помощи военнослужащим начала отрабатываться Петром еще на рубеже 16-17 веков, во времена Азовских походов и начала Северной войны со Швецией. 

Не случайно первые законодательно установленные нормы пенсионного обеспечения были прописаны именно в Морском Уставе  и касались исключительно офицеров флота. 

Регламент назначения офицерских пенсий подробно изложен в пяти артикулах (статьях) Шестой главы Морского устава, которая называлась «О корму и жалованье». Порядок и размер пенсионного пособия каждому офицерскому чину устанавливался отдельно. По Уставу, пенсии полагались также вдовам и детям погибших офицеров.  

Управление пенсионными выплатами военным, а затем и гражданским служащим в Российской империи было возложено на Коллегию экономии. 

При этом государственные пенсии по старости не полагались гражданам, которые не находились на государственной службе. Для них действовали нормы социального обеспечения  в рамках благотворительных, или так называемых «богоугодных» заведений: домов призрения, сиротских приютов, а также специальных домов инвалидов для отставных военнослужащих низших чинов. 

Таким образом, «служба трону» - как непреложное условие получения казенной пенсии, установленное еще во времена первых русских царей — оставалась исключительным правом для пенсионной выслуги и во времена Российской империи.   

Уже к концу 18 века отдельные пенсионные уложения стали появляться в гражданских ведомствах. В числе первых в России денежные пенсии были установлены для служащих в Сибири. А также для служащих таможни, пожарных, медицинских, горных, лесных и учебных учреждений.

...

<Для тех кто хочет узнать больше:

Вслед за принятием Морского устава, 24 января 1722 года Петр I ввел еще одно новшество, которое будет существовать в России вплоть до революции 1917 года, определяя личную судьбу каждого царского чиновника.  Табель о рангах -  так называлось уложение о классах государственных служащих , которое  устанавливало классификацию придворных, гражданских чинов и воинских званий командного состава регулярной российской армии и флота. 

Введение Табели о рангах стало правовой основой для назначения денежного довольствия и всех других видов жалования, включая пенсии военных и чиновников.

Новые пенсионные законы петровского времени, которые поначалу затрагивали исключительно военные ведомства, постепенно распространялись на другие сословия государевых слуг. 

Так, начиная с 1799 года было установлено право на пенсию вдовам военнослужащих. Причем данное право не ограничивалось возрастом женщины, потерявшей кормильца. Детям-сиротам пенсии стали выплачивать до наступления совершеннолетия, то есть до 21 года. 

Важно отметить, что в случае смерти офицера его семье полагалось  денежное содержание, которое, по закону, было безусловным и обязательным к выплате для всех иждивенцев или членов семьи, имевших доход меньше того, что получал при жизни кормилец. 

Размеры денежных пенсий военным также были постепенно увеличены. 

В короткий период пребывания на троне малолетнего императора Петра II (с  1727 по 1730 год) нормы Морского устава - согласно указу от 9 июня 1728 года - были распространены на вдов и сирот иностранных офицеров, служивших в российских сухопутных войсках. Причем расходы на эти выплаты финансировались либо за счет вычетов из личного жалования офицеров, либо за счет экономии средств, выделяемых армейским формированиям (например, в случае не полного укомплектования личного состава полка).

В период царствования Анны Иоанновны были приняты ряд указов, по которым право на пенсионное обеспечение распространялось на служащих Академии навигационных наук и работников-мастеровых Сестрорецкого завода под Петербургом. И те и другие непосредственно работали на нужды российского флота.  Но расходы на пенсии в этом случае покрывались за счет учреждений. 

Роль императрицы Елизаветы Петровны в развитии пенсионного дела была ознаменована указом от 9 января 1758 года, по которому пенсионные нормы Морского устава были распространены и на сухопутные войска. Аналогичный указ будет издан и Екатериной II, он расширит действие пенсионного права в сухопутных войсках. 

В частности, в Указе Екатерины II впервые будут прописаны правила назначения пенсий для генеральских чинов, которые не были вовлечены в систему пенсионного обеспечения в первые годы пенсионных реформ Петра I.

Стоит заметить, что в годы правления Екатерины II пенсионные расходы возросли многократно. 

Так, по двум указам Екатерины (от 26 февраля 1764 года и от 24 августа 1765 года), были впервые установлены пенсии за выслугу лет. Для морских офицеров выслуга составляла 32 года, для гражданских служащих — 35 лет. 

Право на получение пенсии предоставлялось лицам, отслужившим соответствующий срок и имевшим жалованье около 400 рублей в год. Причем назначение пенсий военным и гражданским лицам было строго индивидуальным.

Перечень пенсионеров, претендующих на получение казенных пособий, определялся императрицей и был ограниченным по численности. Так, лицам, не включенным в тот или иной круг пенсионеров, приходилось ждать освободившейся вакансии.

За время царствования Екатерины II пенсиями в России были охвачены большинство  чинов, прослужившие не менее 20 лет. 

Ряд новых положений о пенсиях в 18 веке  затронули сферу казенного содержания иждивенцев. Так, например, при Екатерине II  были повышены возрастные планки для детей:  до 12 лет увеличен возраст сыновей и до 20 лет – дочерей, которые имеют право получать половину пенсии погибшего отца-военнослужащего. По достижении этого возраста мальчики должны были поступать в школу (на государственное попечение). 

Для дочерей, не вышедших замуж по достижении 21 года («по болезни или увечью», как уточнялось в царском указе), было предусмотрено право получать пенсию отца пожизненно.

Как указывают источники, ежегодные расходы государства на пенсии в годы правления Екатерины II составляли около 300 тысяч рублей. Только на жалованье высшим военным чинам (отставным генералам) из государственной казны было велено отпускать 50 тысяч рублей в год.

Пенсионные средства на содержание морских и гражданских служащих перечислялись Коллегией экономии. Вместе с тем допускалось формирование дополнительного пенсионного капитала, доходы с которого также использовались  на выплату пенсий.  

Казенные расходы на пенсии во времена Екатерины II выросли не только за счет увеличения во второй половине 18 века государственных служащих и иждивенцев, но и в результате назначения дополнительных пенсий — не предусмотренных установленными нормами. 

Рост казенных расходов продолжился и при Павле I. По его указу от 18 декабря 1797 года был увеличен объем расходов на пенсионные выплаты. В то же время срок выслуги пенсии для гражданских и военных служащих был сокращен до 25 лет.  

Согласно указу Павла I от 28 апреля 1798 года, чиновникам, которые поступали на государственную службу повторно (после выхода в отставку), назначалось  жалование или пенсионное пособие — в том случае, если его размер был выше нового жалования. Примечательно, что военным чинам в случае возвращения на службу после отставки пенсия из средств Коллегии экономии не выплачивалась. 

Дополнительные крупные пенсионные выплаты были произведены по указу Павла в период 1799-1800 годов. Это были выплаты семьям офицеров, погибших во время зарубежных военных походов русской армии в составе антифранцузской коалиции (в том числе — известный Швейцарский поход Суворова в 1799 году, с переходом через Альпы). 

Особая роль в системе социальной помощи в 18 веке отводилась благотворительности. В петровскую эпоху и вплоть до 1775 года функции попечительства низших сословий — так называемое «призрение бедных» - возлагались на Коллегию епархиальных ведомств. При ее содействии на церковных и монастырских землях строились больницы и небольшие сиротские приюты, рассчитанные на содержание не более 10-15 человек. Позднее вся система богоугодных заведений перешла в подчинение вновь созданному Приказу общественного призрения. 

На первых порах при Петре I во всех губерниях были учреждены «богадельни-госпитали» для «призрения увечных и престарелых воинов», затем офицеры, «не способные к службе в полевых войсках», переводились в гарнизоны или определялись по губерниям на места постоянного жительства. Тем, кто признавался  «недееспособным»,  назначалась пожизненная пенсия. 

По царскому указу от 1719 года, для оставляющих военную службу по возрасту или состоянию здоровья при монастырях устраивались богадельни и госпитали. Кроме задач ухода за больными, на монастыри также возлагалась обязанность выплачивать пенсионное пособие бывшим воинам, «потерявшим здоровье при защите Отечества».

По указу от 29 марта 1784 года, престарелыми людьми, подлежащими помещению в богадельню, считались лица не моложе 60 лет. Прием в богадельни был открыт для престарелых и инвалидов всех сословий.  Но во время или по окончании военных кампаний, по распоряжению Приказа общественного призрения,  богадельни принимали в первую очередь инвалидов нижних воинских чинов. Позднее для военных стали строить специальные инвалидные дома.

Но история пенсий в 18 веке была бы не полной без упоминания о поместных   землевладениях, которые также служили формой «пенсиона»  - в частности, при Петре I.

Более того, именно с Петром связана история появления в России такого явления, как  «дача». 

Дачные поместья -  одно из множества нововведений царя-реформатора. Поместные дачи служили особой формой пенсионных привилегий в петровской России. Но в отличие от жалованных вотчин предыдущих русских царей, петровские «дачи» были поначалу исключительно казенной собственностью, и предоставлялись царским вельможам лишь во временное пользование. «Дачу» нельзя было ни продать, ни завещать. Но эти ограничения были сняты после закона 17 марта 1731 года, который окончательно устранил разницу между поместьями и вотчиной. 

С этого времени дачи вместе с крепостными стали жаловаться царем в полную и наследственную собственность без каких-либо ограничений. 

Со времен Петра казенные и дворцовые земли отдавались в частное владение по разным случаям. В том числе пожалование дачи практиковалось в качестве  особой награды либо пенсии за преданную службу, отмечал Василий Ключевский. 

«Так, - напоминает автор «Истории Государства Российского»,-  самые крупные землевладельческие состояния XVIII века были созданы путем пожалования. Князь Меншиков, сын придворного дворцового конюха, по смерти Петра имел состояние, простиравшееся до 100 тысяч душ. Точно так же сделались крупными землевладельцами и Разумовские:  в царствование Елизаветы граф Кирилл Разумовский приобрел путем пожалования до 100 тысяч душ».

Но наиболее очевидный и самый существенный итог этой эпохи: в результате государственных реформ Петра I и его первых последователей (в том числе Елизаветы Петровны, Екатерины II, Павла I) правовое определение «пенсий» в российском законодательстве впервые вышло за рамки «царской милости». И это, пожалуй, основной вклад правителей 18 века в развитие социальных институтов и в целом российского общества.  

Top

Up