Поиск

Пенсии в Русском царстве: от поместий к вотчинам (XV-XVII вв.)

Пенсии в Русском царстве: от поместий к вотчинам (XV-XVII вв.)

Пенсии в Русском царстве: от поместий к вотчинам (XV-XVII вв.)


В русской речи понятие «пенсия» - как правовая форма государственного попечительства и денежного содержания нетрудоспособных — впервые появилось лишь в 18 веке, вместе с военными и социальными реформами Петра I. 


Но истоки пенсионного дела в России — как и общеевропейская история пенсий — неразрывно связаны с эволюцией государства. История пенсий — это прежде всего история сословных привилегий. 


Поэтому самое емкое предисловие и наиболее точно отражающее суть всего допетровского периода зарождения пенсий в России можно изложить одной лишь строкой из Пушкина: «...у нас такого слова нет, но что важней — есть самоё явленье...»


 

В разные периоды становления русской государственности, от Древней Руси до    Московского царства, пенсионное обеспечение зарождалось в самых разных видах «выслуги» и наградного жалования. Это был важный инструмент решения внутренних и внешних политических задач, которые требовали все более жесткого регламента взаимных обязательств власти и служилых сословий: гарантии монаршей милости - в обмен на преданное служение царю и отечеству.


Ранними формами государственного обеспечения на Руси принято считать институты «кормления», которые появились на заре становления русского государства и легли в основу всех последующих форм социального защиты. Причем, уже тогда сословная принадлежность служилых людей играла первостепенную роль в назначении любого вида жалования. 


«Кормлением» могли пользоваться исключительно лица высокого социального статуса, поскольку так назывался особый вид дохода - «от должности по высшему управлению». Служилые люди более низкого сословия в рамках древнего института «кормления», тем не менее, могли рассчитывать только на «довод» - так назывался доход «от должности по управлению низшему и землевладения».


Древнерусские письменные источники содержат немало свидетельств того, как князья и воеводы славянских дружин заботились не только о пропитании своих подчиненных, их обмундировании, оснащении оружием, но так же об их приюте и пропитании в пожилом возрасте. 


Постепенно забота о раненых и престарелых «служилых людях» приобретала все более прочную юридическую базу. 

В 1556 году был принят ряд документов об отмене института «кормления» и введении земских учреждений. А также о нормах доходов с земельных наделов и денежного жалования (вместо прежних «кормлений») служилым людям.


 Эти законы, наряду с изданной во второй половине 16-го века Боярской книгой, стали правовой основой для создания новой государственной системы материального обеспечения  высшего служилого сословия (бояр и высших чинов дворянства) и дворянских ополчений - массовых воинских формирований того периода. 

В числе главных законодательных актов, принятых во времена правления Ивана IV Грозного —  «Указ о размере московских поместий, положенных разных чинов людям» от 31 августа 1587 года, который определял размеры «подмосковных поместных окладов» — земельных наделов, которые в последующем стали определять размер царского жалования в форме прожиточного поместья. По сути, именно с этого Указа в России начала действовать государственная система распределения натуральных привилегий, которые уже три века спустя будут называться «пенсией». 


Право владения поместьем закреплялось жалованными грамотами. Они выдавались в знак особых заслуг — за ратные подвиги, личную преданность или особое рвенье на царской и военной службе. 

Владельцами поместий становились не только служилые люди, но и члены их семей в случае потери кормильца. До введения крепостного права поместья в качестве пенсии — на «прожиток»  —  жаловались и крестьянскому сословию.

...

<Для тех, кто хочет знать больше>:

Наиболее древние традиции взаимопомощи и благотворения на Руси относят к периоду принятия христианства. Церкви и монастыри, которые строились как на общественные средства, так и за счет княжеской казны, были не только духовными центрами, но и приютами для одиноких, больных, или оставшихся без попечения сирот. 


 В 996 году князь Владимир издал Указ, по которому общественное призрение было официально поручено «попечению и надзору» духовенства в лице патриарха и подчиненных ему церковных структур. 

Именно в этот период появляется практика оказания социальной помощи в церковных приходах и монастырях, которые выполняли различные функции попечительства - от предоставления крова и пищи, до лечения и судебной защиты. «Вдова, слепец, хромец, калека» - в таком виде список первых на Руси получателей социальных пособий из церковных доходов вошел в русскую литературу.


Кроме того, к древнейшим истокам пенсионного дела в России, безусловно, можно отнести первый славянский судебник - «Русскую правду» Ярослава Мудрого, которая вышла  в начале XI века. Уже в первом своде законов русского государства упоминаются нормы призрения в отношении вдов и оставшихся без кормильца малолетних детей.


Но полноценные законы, регулирующие нормы и процедуру казенного обеспечения служащих и членов их семей были приняты в основном в период XVI - XVII веков. 


Так,Указ о предоставлении поместий семье и роду лиц, убитых на войне попавших в плен и пропавших без вести от 27 августа 1618 года устанавливал общие правила распоряжения поместьями служилых людей, погибших на войне, а также попавших в плен или пропавших без вести.  Поместья передавалась по наследству семье погибшего – жене и детям. 


Указ царя Михаила Федоровича Романова значительно расширил сферу применения жалованных царских грамот на владение поместьями. 

Это было важным шагом в развитии будущих основ пенсионного обеспечения, поскольку меры государственного попечения охватывали не только служилых людей, но и членов их семей. А само право передачи в наследство поместий служащих, убитых на войне, попавших в плен или пропавших без вести, можно рассматривать как предтечу социальной помощи государства по случаю потери кормильца. 


Таким образом, семья погибшего царского служащего становилась одним из первых в русской истории субъектом правовых пенсионных отношений.


Кроме того, с началом оформления на Руси крепостного права (частично введенного еще в 1497 году при Иване III) объектом пенсионного обеспечения выступала земля с прикрепленными к ней крестьянами, которые так же отныне становились объектом частной собственности и, следовательно, неотъемлемой частью пенсионного обеспечения дворянских сословий. 


Раздача поместий - вместе с деревнями, селами и проживавшим на жалованной территории населением - ускорили развитие таких правовых институтов, как феодальная собственность на землю и феодальные привилегии. 


Наконец, принятое в 1649 году Соборное Уложение царя Алексея Михайловича Романова завершило юридическое оформление крепостного права.  


Свод указов Московского государства XV - начала XVII века представляет собой наиболее раннее системное законодательство, которое составит основу будущего правового регулирования пенсионного обеспечения в России. 


Именно в период правления первых русских царей был юридически определен круг лиц, имеющих приоритетное право на пенсию (прежде всего - служилые люди по старости, а также их семьи в случае потере кормильца).


Также впервые законодательную основу получили институт иждивенчества и привилегированные условия содержания военнослужащих, которые окончательно будут закреплены уже в 18 веке — в начале  реформ Петра I.


Важнейшую роль в истории России сыграли жалованные указные грамоты. Раздача прожиточных поместий оказалась эффективным инструментом «мотивации служащих» в самый ответственный период — собирания удельных земель и укрепления власти московских царей на всей территории Русского государства.


Система призыва на службу в обмен на жалование поместья значительно расширила сословный состав служилого класса. На службу стали призываться потомки великих и удельных русских князей. А так же бояре и «вольные слуги», которые вместе со своими хозяевами переходили из удельных княжеств на придворную службу новым царям Московии. 

В состав служилого сословия вошли  «элементы, невольные по происхождению», как отмечал Василий Ключевский в «Истории государства Российского». В том числе — разные приказные и ремесленные люди, служившие прежде при княжеских дворах на хозяйственных должностях и которые в итоге стали придворными служащими. 


Уже во второй половине 15 века бывшие княжеские слуги  получали от московского государя земельные наделы наравне со всеми служилыми людьми. Это сглаживало  социальное расслоение в обществе, поскольку все люди, получившие поместья, владели им на равных условиях. То есть, в любой момент могли быть призваны отбывать ратную повинность.  

Соборное уложение 1649 года послужило новым шагом к развитию государственного  обеспечения служащих. По мнению исследователей, Соборное уложение царя Алексея Михайловича следует считать законодательной  базой пенсионного обеспечения в 17 веке.


Так, но новому закону, помещики стали получать гарантии материальной поддержки в старости, при наступлении инвалидности, а их семьи — в случае потери кормильца. 

Материальной базой обеспечения служащих был установлен «прожиток» - в самом широком значении слова (значение понятия «прожиток», в каком оно применялось в эпоху становления русского государства, исчерпывающе дано в словаре Даля: содержание, прокормление, пропитание, довольство, средства для жизни, на пищу, на одежу и т.д.) 


Историки пенсионного дела подчеркивают особое значение 8-й статьи 16-й главы Соборного уложения — «О поместных землях», где установлена норма попечительства над семьей помещика, который покинул службу по старости или по болезни. В случае его смерти, вдова и дети имели право на  часть поместья в качестве «прожитка». 


Кроме того, 9-я статья той же главы Соборного уложения закрепляла право престарелых владельцев прожиточного поместья сдавать его близким родственникам (в том числе братьям и племянникам) на условиях пожизненного содержания стариков. В случае невыполнения условий владения прожиточным поместьем — например, ненадлежащим уходом за престарелым росдственником, поместье должно быть возвращено владельцу. 


Важным этапом в развитии русской государственности и развития систем государственного обеспечения стало введение «вотчин», которые постепенно вытеснили поместья как форму царского жалования. 


Эти процессы происходили во второй половине 17 века.  В этот период были приняты ряд законов, которые позволяли дворянам приобретать «вотчину» - то есть, выкупать свои поместья, переданные прежде жалованными царскими грамотами в обмен на обязательную ратную повинность.


Тогда же производились единовременные раздачи участков земель в вотчину - как царская награда за участие, например,  в крупных военных кампаниях. 


В 1663 году  царь Алексей Михайлович издал Указ о назначении раненым денежных выплат с учетом тяжести полученных ранений, что представляло, по сути, начальную форму пенсий по инвалидности. 

В целом законодательство в части государственного обеспечения служащих  содействовало политической централизации и росту военной мощи Русского государства. Уже при Иване Грозном благодаря реформам был успешно выполнен ряд важнейших   внешнеполитических задач: присоединение Казанского и Астраханского ханств, укрепление южных границ государства. Продолжалась борьба за прибалтийские территории и за выход к побережью Балтийского моря. 


После разгрома Ливонского ордена России пришлось вести военные действия против ряда западноевропейских стран, стремившихся к разделу территории бывших владений Ливонского ордена.


Внешнеполитическая ситуация в период укрепления Московского царства  порождала острую необходимость опоры на господствующий класс, требовала от государства укрепления имущественного положения служилых людей и, что немаловажно, гарантий помощи их семьям.


Поэтому издревле на Руси в круг субъектов пенсионного обеспечения непременно включались все члены семьи служилых людей, включая их матерей, жен, малолетних детей и незамужних дочерей. 

Особое место в пенсионном праве в период Русского царства занимало обеспечение прожиточными поместьями или выслуженными вотчинами малолетних сыновей умерших служилых людей. В быту и в казенных реестрах несовершеннолетних наследников называли «недорослями». 


Прожиток недоросля служил не только пенсией, но и средством воспитания нового поколения служилых людей. Поэтому малолетние сыновья были на особом счету у государства. Недоросль, воспитанный на прожиточном поместье, считался «посаженным на службу». 


Поэтому, как отмечают письменные источники того времени, недоросль, как будущий служилый человек, имел больше прав на получение пенсии-прожитка, чем его овдовевшая мать или сестры.  


Независимо от социального статуса служилых людей, получение в качестве пенсии выслуженной вотчины с прикрепленными к ней крестьянами считалось намного ценнее любого другого «прожитка».


Сами крестьяне не имели права выступать самостоятельным субъектом пенсионного обеспечения.


Формы социального попечительства и поощрительных жалований на Руси менялись от века к веку, но их главная суть и функциональное значение долгое время оставались неизменными: безбедную старость можно было обеспечить только на государственной или военной службе.


Top

Up